+38 (063) 072-72-03
+38 (096) 076-76-08
+38 (095) 411-94-10
ПОДЕЛИТЬСЯ:
Главная » Блог » Что такое психологическая травма

Что такое психологическая травма

СЕКРЕТЫ СЧАСТЛИВОЙ ЖЕНЩИНЫ

Я буду использовать слово "травма" для обозначения всякого переживания, которое вызывает непереносимые душевные страдания или тревогу у ребенка. Переживание является "непереносимым" в том случае, когда обычных защитных мер психики, которые можно обозначить как "защитный экран от стимулов", оказывается недостаточно.

Травма в таком понимании - это и острое разрушительное переживание детского абьюза (насилие в широком смысле), о котором так часто упоминается в современной литературе.

Или "кумулятивная" травма (полученная постоянным или систематическим травмированием психики), вызванная неудовлетворенными потребностями в зависимости.
Такого рода неудовлетворенные потребности, к которым относятся и состояния сильной депривации (невозможности удовлетворить собственные жизненные потребности), названные Винникотом "примитивными агониями", переживание которых является "немыслимым", порой наносят серьезный ущерб развитию ребенка.

Отличительной чертой такой травмы является переживание невыразимого ужаса перед угрозой растворения "связного Я" - то, что Хайнц Кохут назвал "тревогой дезинтеграции" (распада).
Тревога дезинтеграции, угрожающая полной аннигиляцией личности, может привести к разрушению человеческого духа. Такой исход должен быть предотвращен любой ценой. Однако поскольку такого рода травма, как правило, имеет место в период раннего детства, когда еще не сформировано связное эго (и его защиты), в игру вступает вторая линия защит, назначение которых состоит в том, чтобы "немыслимое" не было пережито.

В рамках психоаналитического подхода эти защиты обозначаются как "примитивные" или "диссоциативные", например:
• расщепление,
• проективная идентификация,
• идеализация,
• обесценивание,
• состояние транса,
• переключения между множественными центрами идентичности,
• деперсонализация,
• психическое оцепенение и т.д.

Несмотря на то, что большинство авторов согласно с тем, в какой степени эти защиты являются препятствием нормальной адаптации в дальнейшей жизни человека, лишь немногие из них признали удивительную природу этих защит - их жизнеохранную мудрость или, иначе говоря, их архетипическую природу и значение.

И если, изучая воздействие травмы на психику, мы, с одной стороны, будем уделять внимание внешним травматическим событиям, а с другой - сновидениям и другим продуктам спонтанной деятельности фантазии, то откроем замечательный мир мифопоэтических образов, составляющих "внутренний мир" травмы.

Мы увидим, каким именно образом, в определенные моменты работы клинициста с травмой, сновидения дают нам спонтанную картину "второй линии защит" психики, которые призваны предотвратить растворение человеческого духа.

Создавая эти "автопортреты" защитных действий психики, сновидения участвуют в процессе исцеления, продуцируя символы аффектов и тех фрагментов личностного переживания травмы, которые иначе не могут быть представлены в сознании.
Изучение содержания сновидений и последние клинические исследования показали нам, что при воздействии травмы на развивающуюся психику ребенка происходит фрагментация сознания, при этом разные "кусочки" (Юнг называл их отщепленными частями психики или комплексами) организуют себя в соответствии с определенными архаичными и типичными (архетипическими) паттернами, обычно диадами или сизигиями (в философии – это пара связанных противоположностей), состоящими из персонифицированных "существ".

Наиболее типичной картиной является регрессия одной части эго к инфантильному периоду и, одновременно, прогрессия другой части эго, т. е. слишком быстрое взросление, которое приводит к преждевременному становлению способности к адаптации во внешнем мире - часто в качестве "ложного я".

Вслед за этим прогрессировавшая часть личности начинает опекать другую, регрессировавшую, часть.

Регрессировавшая часть личности обычно представлена в сновидениях в образах уязвимых, юных, невинных созданий - ребенка или животного, которые, как правило, прячутся или испытывают стыд. Порой эта часть бывает представлена в образе домашнего животного: котенка, щенка или птицы.

Каким бы ни было конкретное воплощение этого "невинного", напоминающего целостное "я", по-видимому, именно эта часть репрезентирует ядро неразрушимого личностного духа - того, что
древние египтяне называли "душа Ба",
алхимики - "крылатым живительным духом процесса трансформации", т. е. Гермесом/Меркурием.

Этот дух, являясь сущностью индивидуальности, всегда представлял тайну и никогда не был полностью понят. Это неразрушимое ядро личности Винникотт обозначил как "Истинное Я", а Юнг, подыскивая понятие, которое отражало бы его трансперсональное происхождение, назвал Самостью. Повреждение этого внутреннего ядра личности является немыслимым. Когда другие защитные механизмы не справляются со своей задачей, архетипические защиты делают все возможное для того, чтобы защитить Самость.

В то же время прогрессировавшая часть личности представлена в сновидениях образами могущественных благодетелей или злобных существ, которые защищают или преследуют, а иногда удерживают в пределах какого-то замкнутого пространства другую, уязвимую часть. Иногда, в своей ипостаси защитника, это доброжелательное/злобное существо имеет вид ангела или чудесного дикого животного, например, необычного коня или дельфина.

Но чаще всего такая фигура является демонической и ужасающей для сновидческого эго. Эта часть часто презентует себя в образах дьявольских фигур; мужчины с топором, убийцы, сумасшедшего доктора; угрожающего "облака", совращающего "демона обжорства" или в виде самого дьявола. Порой злобный мучитель оборачивается другой стороной и открывает другой, более доброжелательный аспект своего существа, таким образом демонстрируя свою двойственность: защитник и преследователь в одном лице.

В целом, мифологизированные образы (как "прогрессировавшей", так и "регрессировавшей" частей "я") составляют то, что я назвал архетипической системой самосохранения психики. Эта система является архетипической, так как те меры, которые психика принимает по обеспечению самосохранения, являются архаичными и в то же время типичными, а кроме того, они появляются на более ранних этапах развития и более примитивны, чем обычные защиты эго.
В силу того, что эти защиты, по-видимому, координируются центром, находящимся в более глубоких слоях личности, чем эго, их называют "защитами Самости.

Злобная фигура, представляющая одну из частей системы самосохранения, соответствует образу того, что Юнг назвал темной стороной амбивалентной Самости.

Система самосохранения наделена как функцией саморегуляции, так и функцией медиатора между внутренним и внешним миром; обычно, при нормальных условиях, эти функции представлены эго.
Здесь-то и возникает проблема.

Если травматическая защита однажды возникла, все отношения с внешним миром переходят в ведение системы самосохранения. То, чему предполагалось быть защитой против дальнейшей или повторной травматизации, становится основным камнем преткновения, сопротивлением для любых спонтанных проявлений "я", направленных во внешний мир.

Личность выживает, но не может жить творчески: ее креативность блокирована. Становится необходимой психотерапия.

из книги Дональда Калшеда "Внутренний мир травмы" (редакция моя)

Светлана Казакова

P.S. Если вам нужна поддержка и профессиональная помощь, приглашаю на консультацию очно или по Skype.
Бережно рассмотрим вашу проблему, определим пути выхода.
Обращайтесь)